Травма как пограничная ситуация

14 апреля 2017
1273

Максим Пестов
Врач-психотерапевт, гештальт-терапевт

Для того, чтобы говорить о травме, начнем издалека - с вопроса о том, как формируется психика. В начале своей карьеры как человеческого существа ребенок вообще не обладает психикой, место которой занимают аффекты и телесный дискомфорт как главный побудительный мотив.

Эту стадию развития можно назвать шизоидной, потому что на этом этапе отсутствуют отношения с объектом, которого попросту нет. Психическое пространство ребенка затоплено недифференцированными ощущениями, которым опекающее лицо придает форму и тем самым упорядочивает хаотическое возбуждение.

Это состояние должно быть очень пугающим и именно поэтому главная задача этого периода заключается в приобретении ощущения безопасности. Здесь большее значение имеет не отношение с чем-либо, но переживание успокоения и оно, напоминаю, пока еще безобъектно.

Объект приобретается на следующей стадии развития, или личностной организации, однако отношения с ним характеризуются размытыми границами между субъектом и объектом и жесткими границами внутри психического пространства субъекта.

Размытые границы обозначают состояние крайней зависимости, когда эмоциональное состояние одного участника взаимодействия неизбежно определяется состоянием другого. Словно бы другая реакция, помимо отреагирования, невозможна и орган контроля за психическим состоянием находится снаружи.

Для того, чтобы противостоять этой проницаемости внешних границ, психика формирует особую защиту, которая называется расщепление. Суть ее заключается в том, что если я не могу регулировать изменение своего состояния под внешним воздействием, тогда внутри я научусь отключать ту часть психика, которая оказалась измененной.

Другими словами, если в отношениях с объектом я ощущаю себя слабым и беспомощным и ничего не могу поделать на границе контакта, тогда я могу поместить эту невозможную границу вовнутрь и перестать ощущать себя слабым и беспомощным.

Метафорически выражаясь, принять таблетку от головной боли, вместо того, чтобы лечить вызвавшую ее простуду. Оставаясь беззащитным перед лицом внешнего агрессора, субъект обучается быть чрезвычайно агрессивным по отношению к себе. А точнее, к некоторым психическим состоянием.

Пограничное внутриличностное расщепление, таким образом, оказывается результатом предшествующего и непроработанного межличностого слияния. Здесь уже прослеживается механизм, который будет использоваться в зрелом возрасте - сепарационную травму можно не переживать, но справиться с ней благодаря действию примитивных защитных механизмов.

Следующий этап развития подразумевает наличие между субъектом и объектом символической прослойки, которая локализует отношения в промежуточном пространстве, на границе, а не внутри психики. Она позволяет строить отношения с целостным объектом, а не с его отдельной аффективной частью и поэтому предполагает наличие целостного, не разделенного на части субъекта. Она позволяет сохранять автономию и манипулировать символами, а не объектами, как это было на предыдущей стадии.

Это является одним из главных приобретений невротического уровня - Я всегда больше, чем его аффект. Среда перестает действовать на невротика напрямую, она опосредуется значениями и смыслами, которыми можно управлять.

Символическая прослойка является той буферной зоной, которая может всячески меняться и деформироваться без угрозы целостности объекта. “За моей спиной обо мне можно говорить и меня можно даже бить” - относится к невротическому уровню, на котором обитает бОльшая часть живых существ.

Разумеется, невротическая организация предполагает возможность обратимых пограничных и даже шизоидных реакций.

Как обычно регулируется протекание психической жизни? Тревога, с которой сталкивается субъект, может быть переработана либо через изменение поведения, когда психическое возбуждение получает больше поддержки за счет расширение зоны осознавания, либо с помощью психических защит, которые зону осознавания сужают и тем самым подавляют тревогу.

Травма как пограничная ситуация.jpg

На невротическом уровне развития психические защиты реализуются через смысловую, то есть символическую сферу. Например, мы вытесняем то, что оказывается неприемлемым или объясняем то, что не имеет объяснения.

Если высшие психические защиты невротического регистра не справляются, тогда им на помощь приходят защиты более грубого порядка, которые имеют дело с несимволизированным аффектом. Эти примитивные защиты являются последней линией обороны перед тем, как личность погрузится в состояние первобытного аффективного хаоса, из которого она появилась.

Травматическое событие, таким образом, оказывается той ужасной катастрофой, которая ставит личность перед возможностью глубокого регресса, вплоть до состояния психической дезорганизации. Травма пробивает личностную организацию насквозь, это событие высочайшей интенсивности, которое невозможно переработать силами невротических защит, которое превозмогает ресурсы символизации.

Травма в психическом измерении представлена несимволизированным аффектом, который можно остановить только с помощью пограничных реакций. В противном случае регрессия может дойти до шизоидного уровня, на котором единственным действующим “механизмом защиты” является отказ от жизни, то есть психическая смерть. Чтобы этого не происходило, травматический аффект должен быть изолирован от самости с помощью расщепления.

В итоге возникает парадоксальная ситуация - с одной стороны, травматическая диссоциация останавливает разрушение психики, с другой - формирует бессознательное аффективное состояние, которое искажает сознательную “внешне нормальную” часть личности, то есть останавливает это разрушение на предыдущем уровне организации. Личность выживает, но платит за это слишком высокую цену.

Незавершенная травматическая ситуация стремится к своей переработке, однако эта цель не может быть достигнута в силу ограниченности личностных ресурсов. Поэтому травматическое повторение не ведет к исцелению травмы, но скорее усиливает ощущение беспомощности и бессилия.

Это в свою очередь увеличивает деформацию внешне нормальной личности, которая обучается контролировать аффект через ограничение своей витальности, а не с помощью расширения возможностей для ее проявлений.  

Травматик старается переработать травму не с помощью контактирования с диссоциированным аффектом, на которое у него не хватает сил, но через разыгрывание травматической ситуации вновь и вновь. Если раньше катастрофа в установлении границ переносилась вовнутрь, то сейчас травматический аффект выносится наружу.

Эта стратегия является пограничным решением, поскольку в этом случае травматик одновременно и слит со своим аффектом и отчужден от него. Он как будто бы утверждает, что мой аффект и есть моё Я, моя предельная психическая реальность, за которой больше ничего нет - ни будущего, ни прошлого.

И при этом он не может контактировать с ним изнутри своего Я, поскольку это приведет к нарастанию аффекта и будет угрожать ретравматизации. Это и обеспечивает “идеальную” форму контроля - не касаюсь, но и не отпускаю.

Мы помним, что пограничная конъюнктура это одновременно и желание связи, и нападение на нее. Плохой внутренний объект угрожает разрушить хороший, поэтому терапия травмы заключается в необходимости выйти в депрессивную позицию, то есть заполучить возможность их интеграции.
 
Невротик мог бы сказать, что мой аффект это то, что иногда случается в определенных обстоятельствах, но это не всё мое Я. Мои аффекты определяются моими фантазмами, а не объектами. Невротик создает связь, тогда как пограничный клиент ею порабощен.

В пограничном реагировании между субъектом и объектом пропадает граница и поэтому у аффекта нет адресата - формально направляясь на объект, он действует на территории собственной психики. Аффект не эвакуируется за ее пределы, в символическое пространство между, в котором может происходить обмен, но подобно разбушевавшемуся быку в тесном помещение, разрушает его внутренние структуры.

Аффект необходимо подавлять, поскольку нет иной возможности его переработать. Поэтому расщепление создает внутри психики границы, которые отсутствуют между двумя психиками.

Проводя дифференциальную диагностику между кризисом и травмой, можно сделать вывод о том, что первое состояние относится к невротическому, а второе - к пограничному ответу на резкое изменение жизненных ситуаций.

Эти два состояние по разным параметрам оказываются прямо противоположными друг другу. Так, кризис обладает внутренней логикой развития, которая приводит к его спонтанному разрешению, тогда как травма останавливает психическое развитие и не может быть исцеленной за счет собственных ресурсов.

Кризис предполагает компромисс между потребностью в стабильности и потребностью в развитии; травма же инвестирует в стабильность путем ограничения витальности. Изменения личности в ходе кризиса являются постепенными и сопровождают изменения в системе отношений; при травме наблюдается резкое искажение личностного профиля, который не улучшает внешнюю адаптацию, но отражает процесс внутренней диссоциации.

Кризис является катастрофой в смысловой сфере, тогда как травма действует мимо символического измерения и застревает в теле в форме незавершенной реакции борьба-бегство.

Соответственно, работа с травмой как с пограничной ситуацией осуществляется с помощью ее “невротизации”, то есть путем перевода нарушений из более архаичного, в более зрелый регистр. Травматик с трудом может находиться в средней зоне окна толерантности, поскольку нарастание психического возбуждения угрожает его лавинообразному усилению.

Аффект травматика может быть канализирован в отношениях, поскольку эмоции являются, прежде всего, контактным феноменом. Таким образом, одним из фокусов в работе с травматическими переживаниями является создание адресата для их проявлений, поскольку это усилие приводит к появлению границы между субъектом и объектом. Аффект упаковывается в символическую функцию, которая позволяет придавать значения происходящему.  

Другими словами, здесь мы подходим к экзистенциальному вопросу о том, что такое человек и вокруг чего он собирается, что является его систематизирующим и организующим началом? В случае травмы, как пограничной ситуации,человек как будто бы исчезает из конфликтного поля, возникающего на границе контакта и теряет способность выдерживать диалектическое напряжение.

Его главной потребностью остается стремление к безопасности и, таким образом, он перестает взаимодействовать с миром, погружаясь в аутистический кокон.Травматик отрицает свою нуждаемость и, тем самым, автономию. Следовательно,травматический дискурс сохраняет условный контур человека, стирая его внутреннее содержание.

Невротическая же организация, как ориентир, на который мы можем равняться в ходе терапии травмы, выстроена вокруг желания, как символического выражения потребности. Невротик разрушает преграды, в то время как травматик обеспечивает их незыблемость.

Можно сказать о том, что невротик живет желаниями, тогда как травматик обходится потребностями. Травматик одержим аффектом, который он не может эвакуировать, поскольку для этого необходимо адресовать его конкретному человеку в определенной ситуации, а не своей проекции, с которой невозможно разотождествиться.

Терапия 

Терапия травмы, таким образом, ставит своей задачей нарциссическое ре-инвестирование субъекта через обнаружение своей нехватки и движение в сторону Другого. Эдипальная ситуация, исцеляющая травму, приводит к тому, что Другой оказывается тем символическим третьим, который выдергивает субъекта из слияния со своим аффектом.

Именно поэтому травма оказывается той ситуацией, которая не разрешается самостоятельно, поскольку она форматирует регистр личностной организации. Травма, приводя к регрессу и возможному распаду психики, нуждается в отношениях, поскольку они, в свою очередь, являются началом любой психической реальности.   

Метки: Невроз, Психическая травма, Пограничное расстройство личности,

Комментарии для сайта Cackle

Читать по теме:

ХОЧУ и буду

ХОЧУ и буду

28.04.2017
12298
Психолог Михаил Лабковский: "Шесть правил, которые помогли не одному десятку людей выйти из невроза – результат 30 лет практики. Это не значит, что я думал над ними 30 лет. Скорее однажды они сами стихийно выстроились, как таблица Менделеева в голове у Менделеева, когда он проснулся."

Метки: Невроз, Уверенность, Личность,

"Меня били - и ничего, человеком вырос"

"Меня били - и ничего, человеком вырос"

19.04.2017
4690
Экзистенциальный психотерапевт Екатерина Бойдек: "Я слышала эти истории не раз. Как это было всегда неожиданно. Как нельзя было никак предотвратить и защититься. Как нельзя было плакать, жаловаться и вообще что-то чувствовать. Истории про то, как били родители."

Метки: Домашнее насилие, Неблагополучная семья, Психическая травма, Детско-родительские отношения,

Противоядие от психической травмы

Противоядие от психической травмы

15.04.2017
2496
Сейчас человек очень одинок в своих чувствах. За нами больше не стоит наш род, община. Стыдно признаваться в своей слабости. Не принято и нет времени делиться истинными переживаниями.

Метки: Психическая травма,

О тех, кого рано лишили детства. И взрослости тоже

О тех, кого рано лишили детства. И взрослости тоже

14.04.2017
12959
Екатерина Бойдек, экзистенциальный психотерапевт: "Есть такие дети, которые слишком рано повзрослели. Повзрослели потому, что не было рядом с ними надежных взрослых, родителей, на которых можно положиться. Пьющий, непредсказуемо, то пьяный, то трезвый папа. Инфантильная мама, не способная к принятию решений, вечно обижающаяся, перекладывающая на ребенка ответственность за свое состояние."

Метки: Инфантильность, Психическая травма, Психологические защиты, Детско-родительские отношения,

Психотерапия пограничного клиента

Психотерапия пограничного клиента

09.04.2017
4753
Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: "Пограничные клиенты будут регулярно нарушать Ваши профессиональные и личные границы, чаще всего следующими способами: пытаться превратить терапевтические отношения в дружескую или любовную связь; задерживать время терапии любой ценой; отказываться покидать кабинет после окончания сеанса; не оплачивать встречи; предпринимать откровенные попытки соблазнить терапевта...

Метки: Психотерапия, Пограничное расстройство личности, Границы,

Кто такие токсичные родители: проблема постсоветского пространства

Кто такие токсичные родители: проблема постсоветского пространства

04.04.2017
7103
Клинический психолог Юлия Лапина: "Токсичные родители – это вообще про тонкие материи. У нас в обществе пока что не до конца табуировано даже физическое насилие по отношению к детям, а тема о вербальном насилии и уж тем более о токсичных манипуляциях – вообще что-то из рубрики «их нравы» (читай – зажрались)."

Метки: Депрессия, Психическая травма, Психологическое насилие, Детско-родительские отношения,

Мама, я фраера люблю

Мама, я фраера люблю

03.04.2017
5092
Психолог Михаил Лабковский: "Показательный случай, когда ко мне на консультацию пришла женщина с поломанной рукой – муж сломал по пьянке. И это был ее третий муж. Первый устроил ей перелом основания черепа чуть ли не на свадьбе, второй тоже жестоко пил. И как все, кто замужем за алкоголиками, она спрашивала, что делать, «ведь человек-то хороший, а когда трезвый – такой добрый и так всех любит!»

Метки: Невроз, Отношения, Женщины, Мужчины,

Почему мужчины любят истеричек

Почему мужчины любят истеричек

30.03.2017
14983
Психотерапевт Михаил Литвак: "В моей практике были несколько пациентов, которые были влюблены в истеричек и не могли их оставить, хотя и понимали, что такие отношения ни к чему хорошему не приведут. Один из таких мужчин из успешного бизнесмена превратился в слугу и водителя истерички Сладкозвучной Сирены, весь его бизнес пришел в упадок, так как всё время он посвящал ей и её прихотям. Эта история подтолкнула меня к изучению такого рода отношений."

Метки: Невроз, Отношения, Истерия, Женщины, Мужчины,

Про детские психотравмы и взрослых невротиков

Про детские психотравмы и взрослых невротиков

24.03.2017
16479
Психолог Михаил Лабковский: "Многие считают себя интровертами. На самом деле интровертами они были не всегда. Просто в детстве они пытались поделиться с мамой и папой своими секретами и тут же выяснили, что это никому не интересно (услышали про некогда, отстань и не морочь мне голову)."

Метки: Невроз, Психическая травма, Детско-родительские отношения,

Фобии: краткий обзор методов лечения

Фобии: краткий обзор методов лечения

21.03.2017
1893
Наиболее эффективными видами лечения фобий являются когнитивно-поведенческая терапия, гипнотерапия и медикаментозное лечение. Лечение простых фобий, как правило, ограничивается психотерапией. Глубинные методы (гипнотерапия, гештальттерапия, телесная терапия и др.) направлены на поиск причины заболевания и его проработку. Наиболее эффективным методом в этой области зарекомендовала себя гипнотерапия.

Метки: Фобии, Гипноз, Психическая травма,

Жить без боли в душе

Жить без боли в душе

20.03.2017
3238
Психотерапевт Юлия Артамонова: "Если человек, переживший травму, не говорит о пережитом, — либо замыкается, либо хочет высказаться, но его никто не слушает, - у него усиливается тревога, он может стать агрессивным. Попытайтесь разговорить его, выслушивайте, сочувствуйте. Но не навязывайте ему свои объяснения, почему так все произошло".

Метки: Депрессия, Психическая травма, Посттравматическое стрессовое расстройство,

Если Вам плохо – делайте же что-нибудь

Если Вам плохо – делайте же что-нибудь

19.03.2017
9987
Клинический психолог Любовь Кириллова: "После психотерапии очень меняется выражение лица, потому что застаивание печальных или злобных эмоций на лице старит человека так, что косметика, уколы, наращивание ресниц оказываются бессильными".

Метки: Депрессия, Невроз, Агрессия, Раздражительность,

Мир глазами пограничного клиента

Мир глазами пограничного клиента

17.03.2017
4262
Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: "В зависимости от ситуации у пограничного клиента можно встретить следующие, разные по интенсивности чувства. Тоска – Отчаяние. Тоска пограничного клиента из-за невозможности быть принятым, любимым значимым Другим. Отчаяние же – это отчаяние недокормленного младенца, вечно голодного, но неспособного наесться. Для того, чтобы есть, нужно доверие. Доверие оказалось несформировано, так как не было принятия со стороны значимых объектов."

Метки: Пограничное расстройство личности,

Мертвый внутренний ребенок: история одной терапии

Мертвый внутренний ребенок: история одной терапии

14.03.2017
15837
Психолог Людмила Колобовская: "Клиентка, молодая привлекательная девушка, пришла на консультацию с проблемой депрессивного состояния. Жизнь не ладилась, последнее время она все время плакала, и первые два часа работы были совершенно "мокрыми". Приближаясь к настоящей проблеме терапии, произошел эпизод."

Метки: Депрессия, Психотерапия, Психическая травма, Случаи из практики психотерапии,

Навязчивые мысли и состояния: как от них избавиться?

Навязчивые мысли и состояния: как от них избавиться?

13.03.2017
4965
Психолог Евгений Якушев: "Почему и у кого может развиться обсессивно-компульсивное расстройство? Как показывает практика, наиболее требовательные и критично настроенные к себе люди, которые предъявляют к себе и другим очень высокие требования, в какой-то момент могут испугаться своих собственных «плохих» мыслей и будут пытаться избавиться от них самыми разными путями. А это в свою очередь и разовьет невроз навязчивых состояний."

Метки: Невроз, Обсессивно-компульсивное расстройство,

Радостнее жить

Радостнее жить

12.03.2017
9722
Психолог Михаил Лабковский: «Давайте переживать неприятности по мере их поступления», – самая здоровая и эффективная схема. Ни заранее бояться, ни потом расстраиваться и мысленно возвращаться, а именно так – по мере поступления. Но именно так и не получается. Постоянно о чем-то тревожится – вот наше нормальное состояние.

Метки: Невроз, Тревожность, Личность, Управление эмоциями,

Созидатели личных катастроф или как позволить себе счастье (работа с ранней травмой)

Созидатели личных катастроф или как позволить себе счастье (работа с ранней травмой)

05.03.2017
16861
Психотерапевт Ирина Млодик: "Я это называю «подставлять драный бок». Неосознанное желание, совершенно не желая того, подставлять миру свою незаживающую травму, по которой ничего не подозревающий мир непременно ударит кулаком, или сковырнет пальцем с трудом нарастающую корочку."

Метки: Психотерапия, Психическая травма,

Близость как травма

Близость как травма

01.03.2017
6647
"Не существует человека, который был бы всецело самодостаточным, не нуждался бы в поддержке, не был бы травмирован самыми близкими ему людьми и не находился бы в доминантных отношениях. Почему самодостаточная, независимая и нетравмированная личность — это глупый миф?"

Метки: Личность, Психическая травма,

Феномены пограничного состояния: размытые границы, эмоциональный эксгибиоционизм, пустоты в жизни

Феномены пограничного состояния: размытые границы, эмоциональный эксгибиоционизм, пустоты в жизни

28.02.2017
15065
Психолог Ирина Ситникова: "Человек с диффузными, размытыми границами чувствует себя "голым", незащищённым, как будто стоит на холодном, сквозном ветру в обнажённом виде. И первое время когда человек обнаруживает наличие границ, то есть наличие «одежды», «шубы», он в контакте с другими пытается вновь «расстегнуть шубу», то есть вернуться в слияние, потому что, по привычке, думает, что именно слияние обеспечивает безопасность. А слияние сродни самозабытью, «горячечному бреду», когда человек есть, но не осознаёт, не ощущает себя, как личность."

Метки: Психотерапия, Пограничное расстройство личности, Границы,

Судьба человека

Судьба человека

24.02.2017
5397
Психолог Анна Кирьянова: "В моей практике был случай, когда успешный мужчина с удовольствием посещал тренинг по изменению судьбы. И ему очень нравилось, что события и впрямь стали меняться к лучшему. Судьба подчинялась ему! В радужном настроении он вышел с тренинга. И наступил на ВИЧ-инфицированный шприц. К счастью, превентивные меры помогли избежать болезни. Но желание подчинять себе судьбу пропало раз и навсегда. Он усвоил свой урок."

Метки: Депрессия, Невроз, Личность,

Невроз отложенной жизни

Невроз отложенной жизни

12.02.2017
94191
Психолог Елена Мартынова: "Как-то на терапевтической группе два дня подряд плакала одна женщина лет сорока. На все вопросы – о чем она плачет? что с ней? – она не могла ответить. У нее было значительное количество всевозможных заболеваний: язва двенадцатиперстной кишки, мастопатия, вегетососудистая дистония, мигрень, варикозное расширение вен, гастрит, колит, куча гинекологических проблем. Было ясно, что ее абсолютно не удовлетворяет собственная жизнь. Но что в ней не так?"

Метки: Невроз, Психотерапия, Случаи из практики психотерапии,

"Крутилка" — метод мгновенной нейтрализации травм и шоков из прошлого

"Крутилка" — метод мгновенной нейтрализации травм и шоков из прошлого

29.01.2017
14053
Валерий Оноприенко: "Неразобраннное прошлое оказывает существенное влияние на ваше внимание. Если идеальное рабочее состояние - находиться "здесь и сейчас", работать над одним делом и полностью ему отдаваться, "находиться в потоке" - то каждое заряженное событие из прошлого забирает часть вашего внимания. В результате теряется возможность концентрироваться, человек становится рассеянным".

Метки: Психическая травма,

Невротическая личность: жажда внимания, одобрения, похвалы

Невротическая личность: жажда внимания, одобрения, похвалы

20.01.2017
15276
"Хотеть внимания – это ненормально, точнее, может и нормально, в том смысле, что так живёт большинство, но к радости и счастью это не ведёт. Испытывать нужду во внимании для человека взрослого – тяжело. Это нормально для ребёнка, которого кормят грудью – испытывать нужду во внимании и заботе".

Метки: Невроз, Нарциссизм,

8 сокровенных мужских травм

8 сокровенных мужских травм

18.01.2017
11289
Психолог Наталья Щербакова: "В моей психологической практике есть много историй довольно богатых и социально успешных мужчин, которые, несмотря на внешнюю успешность, испытывают невыносимую скуку и апатию к жизни. Целью статьи является обзор распространенных эмоциональных мужских травм, их происхождение и способы исцеления в рамках психодинамической терапии."

Метки: Психическая травма, Мужчины,

Психическая боль при пограничном расстройстве личности

Психическая боль при пограничном расстройстве личности

15.01.2017
5059
Психолог Екатерина Тарасова: "Для людей, страдающих пограничным расстройством личности характерна чувствительность к окружающему миру. Они способны очень тонко чувствовать и переживать сильные эмоции, испытывать психическую боль. Именно в силу переживания невыносимой психической боли они совершают суицидальные попытки".

Метки: Пограничное расстройство личности,

«Пограничная» семья

«Пограничная» семья

08.01.2017
11246
Психолог Екатерина Тарасова: «Всегда нужно помнить о том, что у людей с ПРЛ очень чувствительная психика, «они являются психологическим эквивалентом третьей степени ожоговых больных. Они просто есть, так сказать, без эмоциональной кожи. Даже малейшее прикосновение или движение может создать огромные страдания».

Метки: Пограничное расстройство личности,

Нервная система: 10 заблуждений и мифов

Нервная система: 10 заблуждений и мифов

05.01.2017
15965
Миф: «Хроническая усталость пройдет, если дать организму отдых». Опровержение: у здоровых людей, даже связанных с тяжелой и физической работой, силы полностью восстанавливаются после ночного сна. В то же время, многие ощущают постоянную усталость и при отсутствии мышечной нагрузки. Разгадка этого противоречия в том, что...

Метки: Невроз,

Чувство идентичности у пограничных личностей

Чувство идентичности у пограничных личностей

17.12.2016
3798
Врач-психиатр Наталья Стилсон: "Человек может знать, что он к примеру бухгалтер (концепция по профессии), но жаловаться, что я себя не чувствую бухгалтером, а чувствую танцором большого театра. Еще один наглядный пример – транссексуалы. Они знают, что имеют, допустим, мужской пол (со всеми соответствующими признаками), но мужчиной себя не чувствуют. Вот именно, ощущение себя кем-то и является идентичностью".

Метки: Пограничное расстройство личности,

Психологические особенности людей с пограничным расстройством личности

Психологические особенности людей с пограничным расстройством личности

13.12.2016
7956
Психолог Екатерина Тарасова: "Судьбы людей с пограничным расстройством личности напоминают череду кризисов, резких перемен в событиях, смену скачков и падений, разочарований и восторгов, бурно меняющихся эмоций и отсутствие контроля".

Метки: Пограничное расстройство личности,

Терапия пограничного клиента

Терапия пограничного клиента

18.11.2016
10432
Врач-психотерапевт, гештальт-терапевт Максим Пестов: "Пограничный клиент приходит на терапию с запросом, который невозможно удовлетворить в той форме, в которой он предъявляется. Пограничный клиент не стремится к целостности, а регрессирует к формату ранних отношений и поддерживает в них свою расщепленность."

Метки: Пограничное расстройство личности,

Интервью недели

Нарциссизм: ужас золотой середины

Нарциссизм: ужас золотой середины

Мы привыкли ставить знак равенства между нарциссизмом, эгоизмом и самовлюбленностью, но все ли так просто?

Ирина Млодик

Психотерапевт

Поделиться

Метки

...