Созидатели личных катастроф или как позволить себе счастье (работа с ранней травмой)

5 марта 2017
16840

Ирина Млодик
Психотерапевт, к.п.н.

Ей кажется, что она крепко держит штурвал и уверенно ведет корабль своей жизни, осознанно выбирая тот или иной маршрут, предугадывая и предотвращая попадание корабля в возможные бури и мели.

Она убеждена, что свободна в выборе и всегда поступает так, как лучше для нее. Только почему-то раз за разом на протяжении уже более чем тридцати лет она попадает в одни и те же ситуации: ее предают друзья, мужчины расстаются с ней после третьего свидания, а начальство всегда сваливает на нее всю работу и при этом у него всегда находятся поводы для недовольства и критики.

Все это она объясняет вопиющей несправедливостью, традиционно жалуется на судьбу, обвиняет всех вокруг и продолжает надеяться, что с приходом нового мужчины или нового начальника все будет по-другому. 
 
Удивительно часто повторяющаяся история. Приходят клиенты, один за одним, меняются пол, возраст, обстоятельства. Но у каждого есть что-то, что повторяется раз за разом с удручающим постоянством, и они негодуют, расстраиваются, болеют, жалуются и никак не могут понять, почему же у них все происходит именно так. Просто когда-то, возможно очень давно, все это с ними случилось в первый раз. 
 
Все, что происходит с нами, изменяет нас. Ранняя травма – это то, что произошло с нами, когда мы были детьми. Событие или ряд эпизодов, изменивших нашу психологическую структуру, определивших то, как будет дальше строиться наша взрослая жизнь, даже если сама травма уже давно забыта и похоронена под спудом новых, как бы совсем не связанных с ней событий. 
У ранней психологической травматизации есть свои законы. 
 
1. Она всегда неожиданна.

К ней нельзя подготовиться. Она застает врасплох. Она, как правило, погружает ребенка в ощущение беспомощности, неспособности защититься. Очень часто в момент травмы он впадает в эмоциональный ступор, не испытывая сильных чувств, не имея возможности позлиться или дать отпор. Он замирает и даже не знает, как к этому относится.

Лишь позже эмоциональность включается, и ребенок может пережить боль, ужас, стыд, страх и т.д. Сильная, не перевариваемая психикой травма может быть вытеснена и не вспоминаться годами. Но ее постдействие продолжает работать и определять поведение человека в его уже взрослой жизни. 

2. Она произошла в ситуации, когда ребенок мало, чем мог управлять.

В момент травмы ребенок внезапно теряет контроль над ситуацией, потому что вся власть и контроль в этот момент, как правило, у взрослого, который, так или иначе, имеет отношение к травме. Ребенок оказывается совершенно беззащитным перед теми переменами, что привносит в его жизнь травма.

И с тех пор, он практически не переносит возможной непредсказуемости, старается организовывать свой мир, тщательно продумывая возможные шаги и последствия, почти всегда отказывается от малейшего риска и болезненно реагирует на любые перемены. Тревога становится его вечным спутником, желание контролировать мир вокруг – насущной необходимостью. 
 
3. Детская травма меняет мир.

Ребенок до травмы считает, что мир устроен определенным образом: он любим, его всегда защитят, он – хороший, его тело чисто и прекрасно, люди ему рады и т.д. Травма может внести свои жесткие коррективы: мир становится враждебным, близкий человек может предать или унизить, своего тела надо стесняться, он глуп, некрасив, недостоин любви.

Например, до травмы ребенок был убежден, что папа его любит и никогда не причинит боль, но после того, как выпивший отец поднимает на дочь руку, мир становится иным: в нем мужчина, который любит, может обидеть тебя в любой момент, и тебе будет страшно, и ты ничего не сможешь сделать.

Или другой случай: маленькая девочка весело крутится, от чего ее юбочка кружится вокруг маленьких ножек красивыми волнами, и она чувствует себя такой легкой, летящей, волшебно-красивой. Мамин окрик: «Прекрати юбкой мотать! Постыдилась бы перед всем миром трусами сверкать!» - все необратимо меняет.

Теперь ей всегда будет невозможно вести себя хоть сколько-то сексуально и привлекательно, потому что теперь в ее мире женская привлекательность под строжайшим запретом во избегания невыносимого стыда, который она даже не помнит, откуда взялся. 

4. В последующей жизни такого человека происходит постоянная ретравматизация.

То есть ребенок, даже вырастая, бессознательно «организует» и воспроизводит события, повторяющие эмоциональную составляющую травмы. Если в детском возрасте он был отвергнут сверстниками, то в своей последующей жизни в каждом коллективе он будет так влиять на поле вокруг него, что непременно вызовет отвержение окружающих, и сам же снова будет от этого страдать.

Девочка, битая выпившим отцом, с большой степенью вероятности может «организовать» себе пьющего или бьющего мужа или партнера. И будет снова жаловаться на судьбу.  

Я это называю «подставлять драный бок». Неосознанное желание, совершенно не желая того, подставлять миру свою незаживающую травму, по которой ничего не подозревающий мир непременно ударит кулаком, или сковырнет пальцем с трудом нарастающую корочку.

Удивительно, до чего бывшие травмированные дети от этого страдают, и с каким упорством они организуют свою жизнь именно так, чтобы было все также больно. 

Созидатели личных катастроф или как позволить себе счастье (работа с ранней травмой).jpg

5. Травмированные дети, уже вырастая, не могут позволить себе быть счастливыми.

Потому что счастье, стабильность, радость, успех – это то, что было с ними до того, как травма случилась. Они были радостны и довольны, как внезапно их мир меняется, и меняется он катастрофичным образом для их детского сознания.

С тех самых пор счастье и покой для них – это ощущение неминуемо надвигающейся катастрофы.

Они могут не любить праздники, морщиться на чьи-то комплименты и уверения в любви, не верить тем, кто интересуется ими с лучшими намерениями, разрушать семейную идиллию, доводя все до скандала.

Как только на горизонте их жизни начинает светить солнце, они непременно все сделают так, чтобы разразилась грандиозная драматичная буря. При чем очень часто буря, устроенная даже не их руками: неожиданно напивается муж перед долгожданной поездкой, заболевают все дети, бросают любимые, происходят сокращения на работе и т.д.

Все происходит как бы без их прямого участия, но с удручающей закономерностью. Весь мир бросается на помощь: им нужно во чтобы то ни стало воспроизвести травму, только при этом все подсознательно взять под свой контроль, теперь они уже не позволят, чтобы все случалось внезапно, как когда-то, когда это было в первый раз.

Теперь они убеждены, что когда все хорошо, всегда случается что-то страшное. И оно непременно случается, потому что мир всегда идет им навстречу.

6. Травма – это не всегда одно ключевое событие.

Это может быть постоянное психологическое давление на ребенка, попытка его переделать, критика, в которой он живет день от дня, его ощущение ненужности родителям, постоянное чувство вины за то, что он есть и все, что он делает.

Часто ребенок вырастает с каким-то иногда плохо осознаваемым посланием: «я должен угождать», «все вокруг ценней, чем я», «никому нет до меня дела», «я всем мешаю, зря копчу небо» и любыми другими, калечащими его психику и создающими ретравматизирующую действительность.

Работать с такими посланиями, которые во взрослой жизни прочно встроились в психический каркас непросто. Еще и потому, что нет даже памяти о том, как жить без этих посланий, нет опыта жизни до травмы. 

7. Трудно не согласиться с Фрейдом, который высказывал предположение о том, что чем более ранняя травма, тем труднее процесс излечения.

Ранние травмы плохо помнятся, рано встраиваются в психологические конструкты ребенка, меняя их и задавая новые условия, на которых эта психика потом функционирует. Такая ранняя «инвалидизация» приводит к тому, что мир кажется именно таким, каким его с самого раннего детства воспринимал ребенок.

И невозможно просто найти и выдернуть кривой или травмирующий конструкт из психики, не подвергнув риску обрушения всей психической конструкции. Хорошо, что у клиентов есть психологические защиты, которые в значительной мере защищают психику от подобных операций. Поэтому работа с ранней травмой скорее похожа на археологические раскопки, чем на хирургическую операцию. 

Работа с ранней травмой

Не любая травма остается в психике надолго и меняет потом психологические конструкты. Только та, что не была прожита должным образом. Из практики мной было замечено, что это происходило в тех случаях, когда: 
  • ребенок был незащищен, ему не оказали поддержку, он переживал острое чувство незащищенности и бессилия; 
  • ситуация была явно конфликтной (например, унижает или причиняет вред тот, кто должен защищать и любить) и у ребенка возник эмоциональный и когнитивный диссонанс, который никто не помог ему разрешить; 
  • ребенок не мог защитить себя сам, не смог проявить, а иногда даже позволить себе почувствовать агрессивные чувства к травмирующему его объекту; 
  •  сработало вытеснение из-за сильной опасности для психики ребенка, либо он может помнить о ситуации, но «пропускать» некоторые эмоции и чувства, которые слишком тяжелы были для проживания в тот момент; 
  •  ребенок, не имея возможности обсудить ситуацию травмы, «сделал выводы» о том, как устроен мир, и неосознанно выстроил защиты от этого мира, сделав его глобально травмирующим. 
Если мы имеем дело с только что полученной детской травмой, то соответственно мы работаем с ребенком и, по возможности, его семьей. Нам важно, разговаривая с ребенком на его языке, использовать средства, соответственно возрасту: игрушки, рисование, проигрывание, сказки, поговорить с ребенком о травмирующей ситуации.

В возрасте до 10 лет, можно использовать недирективные методы работы с ребенком: организовать ему пространство и возможность проигрывать ситуацию на символическом уровне.

В большинстве случаев, дети используют эту возможность, и травма начинает проявлять себя в рисунках, играх, разговорах. Нам остается только быть чуткими и поддерживать его в проявлении чувств и тех процессов, что начинают протекать в нашем кабинете. 

«Свежая» травма, как правило, легко выходит на поверхность, как только ребенок начинает чувствовать доверие, принятие его терапевтом и безопасность. Важно акцентировать внимание на том, какие чувства ребенок избегает проживать, каким он воспринимает мир, и как оценивает свое участие в травмирующей ситуации, а также действия тех, кто причинил ему вред. 

Если мы работаем со взрослым, получившим в детстве травму, нам важно иметь ввиду:  

1. Травма надежно «похоронена» и контейнирована, и зачастую вы не сможете получить к ней «прямой доступ», даже если вы убеждены, что она была и даже понимаете, какого она рода, и какие нарушения она принесла вашему клиенту.

Клиент может долгое время отрицать наличие в его прошлой жизни хоть какого-то значимого травмирующего события. Клиент давно привык считать свои «драные бока» нормой, в которой он живет. И ему часто не очевидна связь его нынешних проблем с травмой, наличие которой вы подозреваете. 

2. Психическая конструкция взрослого клиента довольно устойчива. И несмотря на то, что она давно уже привносит в жизнь клиента немалые огорчения, страдания и трудности, он не будет спешить от нее отказываться. Потому что она долгие годы служила ему «верой и правдой», и к тому же когда-то защитила от тяжелой и труднопереносимой ситуации. 

3. Клиенту страшно даже приближаться к тем чувствам, что были пережиты (а, скорее всего, даже не до конца пережиты) им когда-то, и поэтому сопротивление по мере приближения к травматической прошлой ситуации будет резко расти. Часто именно по его наличию и силе можно предположить, что мы где-то близко. 

4. Поэтому работа с ранней детской травмой у взрослого клиента не может быть краткосрочной, поскольку требуется пройти несколько стадий, которые у каждого клиента (в зависимости от характера травмы, степени нарушений, особенностей выстроенных после нее защит) будут занимать свое малопредсказуемое время. 

Этапы работы с ранней детской травмой у взрослого клиента: 

1. Формирование крепкого рабочего альянса, доверие, безопасность, принятие. На этом этапе клиент, как правило, рассказывает о своих проблемах в жизни, предпочитая не углубляться, но подсознательно он проверяет психотерапевта на безоценочность и принятие.

Невозможно даже почувствовать в себе трудные переживания рядом с человеком, которому вы не доверяете, и который тщательнейшим образом не проверен вами, особенно если прежде вы были травмированы.

2. Постепенное обучение клиента осознанности и привычке смотреть на свои проблемы не только с точки зрения «что мир не так делает со мной», но и с точки зрения «что я делаю с миром, что он так со мной». Развитие в нем способности видеть свое авторство в формировании тех моделей, по которым он теперь живет. 

3. Вместе с ним исследовать то, когда и каким образом эти модели сформировались. Какова была жизнь нашего клиента, что у него возникли именно эти взгляды на мир, установки, способы контактировать с миром, строить и разрушать отношения. 

4. Увидеть и принять свою «инвалидизацию» , например, невозможность вырасти в любви, иметь тех родителей, которые бы понимали и поддерживали, невозможность так верить в себя, как делают это люди, у которых никогда не было этих травм и проблем, неспособность доверять, любить самим или относится к миру так, как это делают «здоровые» люди. 

5. Раз за разом переживать сильные чувства по поводу все-таки обнаруженной травмирующей ситуации и ее последствий: печаль, горечь, гнев, стыд, вину и т.д. Терапевту важно замечать, какие чувства клиенту трудно позволить себе переживать. Очень часто клиентам трудно переживать злость по отношению к «насильникам», которые одновременно были ему близкими людьми, родителями, братьями, сестрами. 

6. Освободиться от вины (или ее части), разделив (или передать ее полностью) ответственность с теми, кто был участником или источником детской травмы. Поняв и разделив страдания того ребенка, который подвергся тогда своего рода насилию и был совершенно беспомощен и «безоружен». Внутренний ребенок, подвергшийся насилию и получивший травму, продолжает жить внутри уже взрослых людей и продолжает страдать.

И задача наших клиентов: его принять, защитить и утешить. Очень часто взрослые относятся к своему внутреннему травмированному ребенку не с пониманием, а с осуждением, критикой, стыдом, что только усиливает разрушительное действие травмы. 

7. Травма во многом сформировала психологическую «инвалидность» в силу того, что ребенка не защитили те, кто были призваны защищать. Наша задача – научить взрослого клиента защищать своего внутреннего ребенка и быть всегда на его стороне. Это позволит ему избегать травм в будущем и убережет его от последующих ретравматизаций. 

8. Постепенно вместе с клиентом перестраивать привычный каркас из его психологических конструктов и установок, показывая ему, как помогли ему и сработали те конструкты, что он имел в детстве, и как они же не работают, не адаптивны или деструктивны сейчас, в его взрослой жизни, особенно когда это единственный способ реагировать на происходящее.

Вместе с клиентом находить его собственные ресурсы и возможности для того, чтобы переносить непредсказуемость и строить свою жизнь без тревожного ожидания и бесконечного воспроизводства травмы. Для этого клиенту также важно ощутить собственную власть над своей жизнью, которая когда-то была травматично отнята теми, кто был призван заботиться и обучать ею пользоваться. 

Таким образом, взрослый клиент, проработавший свою раннюю детскую травму, получает широкий спектр возможностей строить свою жизнь. У него всегда остается прежняя, взятая из детства, способность реагировать: замыкаться в себе, или пытаться всех очаровать, или быть очень послушным, или нападать в защитных целях.

Но к прежнему способу добавляется еще и другие, многие из которых могут значительно удачнее подходить к той или иной ситуации. 

Взрослый клиент перестает неосознанно «теребить» старые раны. Они аккуратно обработаны, перебинтованы, и постепенно рубцуются, оставляя после себя шрамы, которые уже не так болят. Клиент понимает, где и как он ранен, и относится к своим бедам с уважением, вниманием и не позволяет другим снова доставлять ему боль. И он, наконец, позволяет себе жить успешно и счастливо, переставая контролировать весь мир вокруг в тревожном созидании личной катастрофы. 

Метки: Психотерапия, Психическая травма,

Комментарии для сайта Cackle

Читать по теме:

Значение первого опыта госпитализаций в психиатрический стационар для последующей реабилитации

Значение первого опыта госпитализаций в психиатрический стационар для последующей реабилитации

27.04.2017
400
Клинический психолог Елена Леонтьева: "Первые опыты госпитализаций в психиатрический стационар имеют большое значение для последующего лечения, отношения пациента к болезни и вообще становятся краеугольными камнями в биографии человека".

Метки: Психотерапия, Случаи из практики психотерапии,

Милое чудовище

Милое чудовище

26.04.2017
13532
Психолог Катерина Мурашова: "Я человек непугливый, а уж на приеме пугаюсь совсем редко — слишком много всего видела за четверть века практики. Но, как всем известно, не бывает правил без исключений."

Метки: Психотерапия, Неблагополучная семья, Трудное поведение, Детско-родительские отношения, Случаи из практики психотерапии,

Классический психоанализ Карла Юнга

Классический психоанализ Карла Юнга

24.04.2017
2084
Психотерапевт Михаил Литвак: "В каждом из нас, считал Юнг, существует некое начало противоположного пола, которое мы не осознаем. Юнг назвал начало Душой: в мужчинах женское начало – Анима, а в женщинах мужское начало – Анимус. Формируется этот образ в детстве, и на него большое влияние оказывают родители, на мальчика – мама, на девочку – папа. Когда люди вырастают, то этот неосознаваемый образ переносится на любимых людей и партнеров."

Метки: Психотерапия,

Тренажерный зал VS кабинет психолога. Доходчиво про психотерапию

Тренажерный зал VS кабинет психолога. Доходчиво про психотерапию

20.04.2017
1611
Гештальт-терапевт Арсений Володько: "Психотерапия - это не только то время, которые вы провели в кресле у психолога. Большинство людей знает, что мышцы не растут во время тренировки. Психотерапия - это вся внутренняя работа, которая происходит от встречи к встрече. Вы о чем-то думаете, переживаете, анализируете, отвечаете на вопросы. Встречи в кабинете поддерживают эту работу на определенном уровне интенсивности."

Метки: Психотерапия,

"Меня били - и ничего, человеком вырос"

"Меня били - и ничего, человеком вырос"

19.04.2017
4629
Экзистенциальный психотерапевт Екатерина Бойдек: "Я слышала эти истории не раз. Как это было всегда неожиданно. Как нельзя было никак предотвратить и защититься. Как нельзя было плакать, жаловаться и вообще что-то чувствовать. Истории про то, как били родители."

Метки: Домашнее насилие, Неблагополучная семья, Психическая травма, Детско-родительские отношения,

Три возраста в жизни и терапии

Три возраста в жизни и терапии

18.04.2017
2979
Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: "Психологическая взрослость приходит после разочарования юности. Юношеские, во многом идеальные представления о себе и мире, в норме подвергаются деидеализации. Благодаря этому процессу становится возможной встреча с реальным собой и реальным миром."

Метки: Кризис среднего возраста, Психотерапия, Личность, Экзистенциальный кризис, Психологический кризис, Смысл жизни,

Противоядие от психической травмы

Противоядие от психической травмы

15.04.2017
2469
Сейчас человек очень одинок в своих чувствах. За нами больше не стоит наш род, община. Стыдно признаваться в своей слабости. Не принято и нет времени делиться истинными переживаниями.

Метки: Психическая травма,

Травма как пограничная ситуация

Травма как пограничная ситуация

14.04.2017
1237
Врач-психотерапевт Максим Пестов: "Невротик мог бы сказать, что мой аффект это то, что иногда случается в определенных обстоятельствах, но это не всё мое Я. Мои аффекты определяются моими фантазмами, а не объектами. Невротик создает связь, тогда как пограничный клиент ею порабощен".

Метки: Невроз, Психическая травма, Пограничное расстройство личности,

О тех, кого рано лишили детства. И взрослости тоже

О тех, кого рано лишили детства. И взрослости тоже

14.04.2017
12722
Екатерина Бойдек, экзистенциальный психотерапевт: "Есть такие дети, которые слишком рано повзрослели. Повзрослели потому, что не было рядом с ними надежных взрослых, родителей, на которых можно положиться. Пьющий, непредсказуемо, то пьяный, то трезвый папа. Инфантильная мама, не способная к принятию решений, вечно обижающаяся, перекладывающая на ребенка ответственность за свое состояние."

Метки: Инфантильность, Психическая травма, Психологические защиты, Детско-родительские отношения,

Что со мной не так?

Что со мной не так?

11.04.2017
6938
Семейный психолог Дарья Грошева: "Клиентка, 30 лет: "Я вообще начинаю думать, что со мной что-то не то. Этот человек, с которым я прожила столько лет, он выбрал себе в итоге такую страшилу, я в шоке. А остальные как будто не заинтересованы во мне как в женщине. Да и правда наверное, мне же уже 30 лет, я объективно никому не нужна".

Метки: Одиночество, Психотерапия, Женщины,

Психотерапия пограничного клиента

Психотерапия пограничного клиента

09.04.2017
4674
Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: "Пограничные клиенты будут регулярно нарушать Ваши профессиональные и личные границы, чаще всего следующими способами: пытаться превратить терапевтические отношения в дружескую или любовную связь; задерживать время терапии любой ценой; отказываться покидать кабинет после окончания сеанса; не оплачивать встречи; предпринимать откровенные попытки соблазнить терапевта...

Метки: Психотерапия, Пограничное расстройство личности, Границы,

О противоречивости клиент-терапевтических желаний

О противоречивости клиент-терапевтических желаний

07.04.2017
3699
Психотерапевт Ирина Млодик: "Наши клиенты хотят: регулярно получать четкий и недвусмысленный ответ на вопрос: как им жить и что делать, но при этом все решать и делать самим. Стать нашими друзьями, ожидая, что и в дружбе мы будем добровольно, бесплатно и регулярно столько же времени их участливо слушать."

Метки: Психотерапия,

Кто такие токсичные родители: проблема постсоветского пространства

Кто такие токсичные родители: проблема постсоветского пространства

04.04.2017
7037
Клинический психолог Юлия Лапина: "Токсичные родители – это вообще про тонкие материи. У нас в обществе пока что не до конца табуировано даже физическое насилие по отношению к детям, а тема о вербальном насилии и уж тем более о токсичных манипуляциях – вообще что-то из рубрики «их нравы» (читай – зажрались)."

Метки: Депрессия, Психическая травма, Психологическое насилие, Детско-родительские отношения,

Заземление в жизни и психотерапии

Заземление в жизни и психотерапии

03.04.2017
3683
Психолог Борис Дробышевский: "Мужчина 28 лет обратился за психологической помощью вследствие проблем с выражением агрессии и отстаивания собственного мнения. На вид – худощавого астеничного телосложения, в процессе терапии нередко жаловался на общую апатию и отсутствие физических сил. В процессе работы всплыли эпизоды из детства, когда в возрасте 5 лет отец приходил домой пьяный...

Метки: Психотерапия, Ресурсы , Случаи из практики психотерапии, Телесно-ориентированная терапия,

У счастливых родителей счастливые дети

У счастливых родителей счастливые дети

01.04.2017
4102
Гештальт-терапевт Марина Цветкова: "На приеме женщина рассказала о сильной эмоциональной привязанности к сыну. Она посвятила ему жизнь: воспитывала, работала не покладая рук, отказывала себе во всем. А в ответ - лишь его раздражение. «Сын терпит меня, потому что я даю ему деньги», - жалуется несчастная мать. В ходе беседы выясняется...

Метки: Психотерапия, Семья, Детско-родительские отношения, Эмоциональная зависимость, Случаи из практики психотерапии,

Роман с тенью: что делать, если ваша жизнь стала бессмысленной

Роман с тенью: что делать, если ваша жизнь стала бессмысленной

28.03.2017
3433
Психотерапевт Мария Кудрявцева: "Вот типичный пример: Ира — обыкновенная девочка «из хорошей семьи». Профессия экономиста всегда казалась скучной, но мама настаивала, что это денежно и престижно. С будущим мужем и то папа познакомил. Конечно, тогда она была молодой и глупой, а родители – мудрыми и желающими ей только добра и она им очень благодарна, но ведь привычку оглядываться на мнение окружающих так же привили родители."

Метки: Психотерапия, Личность, Экзистенциальный кризис, Случаи из практики психотерапии, Смысл жизни,

Вопросы, помогающие вернуть клиенту ответственность за терапию

Вопросы, помогающие вернуть клиенту ответственность за терапию

27.03.2017
9328
Психолог Галина Носкова: "Часто клиенты, обращающиеся за психологической помощью, видят психолога в качестве волшебника, способного за несколько встреч, а то и за одну!, решить проблемы, копившиеся годами, при этом порой не возникает и мысли, что они сами должны работать, меняться, отвечать за результат терапии."

Метки: Психотерапия,

Биполярное расстройство: вопросы психиатру

Биполярное расстройство: вопросы психиатру

27.03.2017
3331
Субъективно биполярное расстройство ощущается как перепады настроения, однако ими расстройство не ограничивается. «Качели» настроения сопровождаются изменениями аппетита, длительности сна, скорости речи, нарушаются социальные связи. Страдающие расстройством способны сорить деньгами, ввязываться в опасные авантюры, вступать в беспорядочные сексуальные контакты, злоупотреблять психоактивными веществами, вести себя агрессивно.

Метки: Биполярное расстройство, Психотерапия,

Про детские психотравмы и взрослых невротиков

Про детские психотравмы и взрослых невротиков

24.03.2017
16389
Психолог Михаил Лабковский: "Многие считают себя интровертами. На самом деле интровертами они были не всегда. Просто в детстве они пытались поделиться с мамой и папой своими секретами и тут же выяснили, что это никому не интересно (услышали про некогда, отстань и не морочь мне голову)."

Метки: Невроз, Психическая травма, Детско-родительские отношения,

Страх отношений как запрос на работу с психологом

Страх отношений как запрос на работу с психологом

22.03.2017
3049
Дарья Грошева, семейный психолог: "Разрыв с партнером мучителен и болезненно переживается, даже для того, кто был сам инициатором. И эту боль нужно пережить, дать ей место нахлынуть и отступить, дать время попрощаться с человеком и тем, что он принес в нашу жизнь. Но фраза “Он (она) бросил меня” закрепляет позицию жертвы, что сильно затрудняет новый опыт, ведь жертва не может выбирать, ей можно только терпеть."

Метки: Страх, Отношения, Одиночество, Психотерапия,

Фобии: краткий обзор методов лечения

Фобии: краткий обзор методов лечения

21.03.2017
1876
Наиболее эффективными видами лечения фобий являются когнитивно-поведенческая терапия, гипнотерапия и медикаментозное лечение. Лечение простых фобий, как правило, ограничивается психотерапией. Глубинные методы (гипнотерапия, гештальттерапия, телесная терапия и др.) направлены на поиск причины заболевания и его проработку. Наиболее эффективным методом в этой области зарекомендовала себя гипнотерапия.

Метки: Фобии, Гипноз, Психическая травма,

Как выбрать психотерапевта?

Как выбрать психотерапевта?

21.03.2017
2626
Зачем ходить к психотерапевту? В чем отличие психотерапевта от психолога? Кто такой психиатр? А психоаналитик? Насколько психотерапия эффективна? Бывает ли так, что психотерапевт хороший, но «не подходит»? В статье приводятся ответы на эти и другие распространенные вопросы читателей.

Метки: Психотерапия,

Жить без боли в душе

Жить без боли в душе

20.03.2017
3221
Психотерапевт Юлия Артамонова: "Если человек, переживший травму, не говорит о пережитом, — либо замыкается, либо хочет высказаться, но его никто не слушает, - у него усиливается тревога, он может стать агрессивным. Попытайтесь разговорить его, выслушивайте, сочувствуйте. Но не навязывайте ему свои объяснения, почему так все произошло".

Метки: Депрессия, Психическая травма, Посттравматическое стрессовое расстройство,

Мертвый внутренний ребенок: история одной терапии

Мертвый внутренний ребенок: история одной терапии

14.03.2017
15817
Психолог Людмила Колобовская: "Клиентка, молодая привлекательная девушка, пришла на консультацию с проблемой депрессивного состояния. Жизнь не ладилась, последнее время она все время плакала, и первые два часа работы были совершенно "мокрыми". Приближаясь к настоящей проблеме терапии, произошел эпизод."

Метки: Депрессия, Психотерапия, Психическая травма, Случаи из практики психотерапии,

Автобиография – путь к уверенности и успеху

Автобиография – путь к уверенности и успеху

13.03.2017
2432
Клинический психолог Любовь Кириллова: "Человек настолько не знает и не понимает себя, настолько думает «клочками», что приходит к психологу послушать о себе, собрать полную картинку. И когда ему из его же фактов демонстрируешь его уникальность и неповторимость – он удивляется."

Метки: Уверенность, Психотерапия, Личность, Случаи из практики психотерапии,

"Обвинять своих родителей полезно - это помогает оберегать взаимоотношения с другими"

"Обвинять своих родителей полезно - это помогает оберегать взаимоотношения с другими"

04.03.2017
6279
Гештальт-терапевт Наталья Олифирович: "Часто взрослый человек разрушает свою семейную жизнь из-за непомерного чувства долга перед мамой. Он может жертвовать интересами супруги/супруга и детей ради причуд и материнских манипуляций, которые замечают все, кроме самого «ребенка». «Она столько для меня сделала», «Я ей стольким обязан».

Метки: Материнство, Психотерапия, Детско-родительские отношения,

Я хочу пойти на психотерапию. Какой метод выбрать?

Я хочу пойти на психотерапию. Какой метод выбрать?

02.03.2017
3244
Существует множество разных методов терапии, в которых несложно запутаться. В то же время нет ни одного метода психотерапии, который был бы в целом лучше всех остальных: выбор зависит только от ваших особенностей, от типа проблемы и от того, насколько вы готовы ее решать. Мы попросили клинического психолога и психотерапевта Виктора Богомолова рассказать про семь востребованных методик — от психоанализа до гипноза — и объяснить, чего от них ждать.

Метки: Психотерапия,

О работе с чувствами клиента по отношению к близким людям

О работе с чувствами клиента по отношению к близким людям

02.03.2017
4138
Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: "Клиентка Н. обратилась за терапией с проблемами в отношениях с мужчинами. В процессе выяснилось, что эти отношения всегда разворачиваются по схожему сценарию: после благополучного первого этапа в отношениях у клиентки начинает возникать все больше претензий к избраннику, упреков, обиды, контроля. За этими действиями обнаруживается сильный страх брошенности, отвержения, ненужности, одиночества. Клиентка пытается все сильнее давить на своего спутника. Неудивительно, что ее мужчины с завидным постоянством «сбегают» из этих отношений."

Метки: Отношения, Одиночество, Созависимость, Психотерапия, Сценарии, Случаи из практики психотерапии,

Близость как травма

Близость как травма

01.03.2017
6629
"Не существует человека, который был бы всецело самодостаточным, не нуждался бы в поддержке, не был бы травмирован самыми близкими ему людьми и не находился бы в доминантных отношениях. Почему самодостаточная, независимая и нетравмированная личность — это глупый миф?"

Метки: Личность, Психическая травма,

Феномены пограничного состояния: размытые границы, эмоциональный эксгибиоционизм, пустоты в жизни

Феномены пограничного состояния: размытые границы, эмоциональный эксгибиоционизм, пустоты в жизни

28.02.2017
15016
Психолог Ирина Ситникова: "Человек с диффузными, размытыми границами чувствует себя "голым", незащищённым, как будто стоит на холодном, сквозном ветру в обнажённом виде. И первое время когда человек обнаруживает наличие границ, то есть наличие «одежды», «шубы», он в контакте с другими пытается вновь «расстегнуть шубу», то есть вернуться в слияние, потому что, по привычке, думает, что именно слияние обеспечивает безопасность. А слияние сродни самозабытью, «горячечному бреду», когда человек есть, но не осознаёт, не ощущает себя, как личность."

Метки: Психотерапия, Пограничное расстройство личности, Границы,

Интервью недели

Нарциссизм: ужас золотой середины

Нарциссизм: ужас золотой середины

Мы привыкли ставить знак равенства между нарциссизмом, эгоизмом и самовлюбленностью, но все ли так просто?

Ирина Млодик

Психотерапевт

Поделиться

Метки

...