"Обвинять своих родителей полезно - это помогает оберегать взаимоотношения с другими"

4 марта 2017
6279

Наталья Олифирович
Психолог, Семейный терапевт, Гештальт-терапевт

Мать как «инвертированный переходный объект» в терапии

Когда я начинала писать цикл заметок о матерях, я неоднократно обращала внимание на тот факт, что любая длительная терапия с какого-то момента будет «про маму». Неважно, 22 ли года нашему клиенту или 45, он социально-успешный или одинокий и несчастный человек – с завидной регулярностью сессии возвращаются к темам детства, к проблемам отношений с родителями, прежде всего – с мамой.

Недавно я задумалась: почему так происходит? Неужели люди не меняются? Неужели детские травмы, интроекты, «инграммы» не прорабатываются человеком в ходе дальнейшей более успешной и продуктивной жизни? Наверное, бывает по-разному. Но я все чаще стала думать, что эта закономерность – часть важного процесса обретения себя, своего Я, своей идентичности.

Фриц Перлз когда-то написал ставшую крылатой фразу: «Зрелость – это переход от опоры на окружающих к опоре на самого себя».

Часто ли к нам на терапию приходят зрелые люди, которые могут в основном опираться на себя, доверять себе, уметь собираться и успокаивать себя в сложных ситуациях? Конечно, нет.

Поэтому процесс обретения зрелости очень длительный и непростой. Он предполагает отказ от тех самых «социальных подпорок» - прежде всего, родителей. Причем это могут быть и условно «хорошие», и «плохие» опоры.

Если щедрая, добрая, поддерживающая и много дающая мать является несомненной «внутренней опорой» в жизни даже взрослого человека, от нее гораздо сложнее отказаться, чем от критикующей, обесценивающей и не поддерживающей матери.

Я бы хотела выделить в теме «опоры» несколько аспектов

1. Обязательно ли отказываться от родителей как от опоры? Мой ответ – все зависит от степени свободы взрослого ребенка. Его свободы жить по собственным правилам, выбирать, любить, воспитывать детей.

Если мать – точнее, когда мать начинает «заботиться»: критиковать, помогать, давать деньги, требовать почтительного отношения, настоятельно рекомендовать, что сделать и т.п. – взрослый ребенок может как согласиться, так и отказаться.

И со-зависимое поведение (да, мамочка, ты всегда права), и контрзависимое (нет, что бы ты не сказала, я сделаю наоборот) – это оборотные стороны медали «несвобода».

Опираться только на себя невозможно – это нонсенс. Взрослый человек обретает способность выбирать. И в ситуациях, когда он может и хочет сделать что-то самостоятельно, он оставляет за собой право вежливо, твердо, ясно поблагодарить желающих помочь (помочь без спроса, естественно) и отказаться.

В ситуациях, когда помощь нужна, все тот же взрослый человек способен попросить о заботе, содействии, поддержке и может принять ее с благодарностью. Так что речь идет не о тотальном отказе – речь идет о способности делать выбор

2. Как отличить «хорошую» опору от «плохой»?

Это сложный вопрос. Часто взрослый человек разрушает свою семейную жизнь из-за непомерного чувства долга перед мамой. Он может жертвовать интересами супруги/супруга и детей ради причуд и материнских манипуляций, которые замечают все, кроме самого «ребенка».

«Она столько для меня сделала», «Я ей стольким обязан», «Мой долг – заботиться о матери, она так одинока и несчастна» - все это не дает возможности вкладывать силы и энергию в детей, карьеру, саморазвитие.

Такие клиенты воспринимают внутренний плохой объект – маму – как хороший, и не замечают катастрофических разрушений в собственной жизни. Или, замечая, винят в них кого угодно – только не мать.

Бывает наоборот – действительно хорошая и любящая мать отвергается и все, что она сделала – обесценивается. Взрослый сын с пренебрежением говорит матери-пенсионерке: «Ты не умеешь жить», хотя мать, приехавшая из деревни в столицу, не имевшая образования, работавшая всю жизнь на заводе и много лет отмучившаяся с мужем-алкоголиком, делала все, чтобы у сына была достойная жизнь и хорошее образование.

Однако он «забыл», что его престижная работа и деньги – не только его заслуга, но и каторжный труд матери, и ее добровольные жертвы, и ее старания.

Перепутанные «плюс и минус» в душе ведут к тому, что хорошее, приходящее извне, часто кажется плохим, а плохое – хорошим. Терапевту такого клиента предстоит сложная работа по «переполюсовке» внутреннего и внешнего мира.

3. Как быть, если мы встречаемся со страхом «бросить костыли»?

Если человек не верит в свои силы, самостоятельность и считает, что только благодаря маме он выжил (это может быть правдой), работает, имеет профессию, жилье. И «предать» маму страшно, стыдно, невозможно? Он не верит, что выживет без ее поддержки?

Сразу скажу – речь идет не о людях с особенностями психофизического развития, а об обычных, вполне здоровых и способных к автономному существованию индивидах. Но в их голове много лет – почти всю их жизнь – живет «вирус». Если они расстанутся с мамой, их ждет смерть. Они без нее не выживут.

В душе они – маленькие дети-инвалиды без ручек и без ножек. Именно поэтому так долог процесс терапии, так мучительно и медленно приходится выяснять все нюансы детских травм, анализировать сценарные убеждения и нежизнеспособные девизы.

Но я вернусь к началу. Почему все – и дети, у которых были «достаточно хорошие матери», и те, у которых были однозначно не хорошие матери – почему все проходят через стадию агрессии к маме?

Я бы хотела начать с цитаты Клу Маданес: «Обвинять своих родителей полезно. Это помогает нам оберегать свои взаимоотношения с другими. В большинстве случаев родительская любовь безоговорочна. Мы можем как угодно нападать на них и обвинять, зная, что в конце концов они все равно простят нас и будут любить по-прежнему. А про наших супругов, друзей и коллег этого обычно сказать нельзя».

Думаю, это одно из важных объяснений. Кроме того, злость - это один из способов построения границ при сепарации, что говорит о ее нормативности в определенном возрасте в детско-родительских отношениях.

Но Клу Маданес не упомянула еще один тип отношений, которые могут оказаться разрушенными вследствие высвобождения большого объема агрессии в терапевтическом (да и в любом жизненном) процессе.

Это отношения с самим собой.

"Обвинять своих родителей полезно - это помогает оберегать взаимоотношения с другими".jpg

Мы часто ругаем себя. Иногда справедливо, иногда нет. Иногда это помогает, но чаще усугубляет ситуацию. Скажите себе «Я плохой» – и вот уже Внутренний Садист с удовольствием терзает ту часть меня самого, которая «виновата», «ленива», «склонна к прокрастинации», «не догадалась».

Некоторые большую часть жизни проводят в самоедстве, то есть «съедают» себя заживо. Крайняя степень такой аутоагрессии – суицид или его попытка, жест отчаяния и неверия в то, что можно изменить жизнь и стать счастливее.

Кто виноват? Виноваты разные люди, которые были с нами в отношениях. А потом, когда мы подрастаем – это и мы сами. Когда можем себя отстоять – но предпочитаем отмолчаться. Когда можем драться – но трусливо поджимаем хвост. Когда можем любить, но настолько боимся близости, что предпочитаем одиночество.

А что делать?

Есть интересный ответ в иудаизме, и имя ему – козел отпущения. На это животное символически возлагали все грехи еврейского народа, после чего отправляли в пустыню. С тех давних пор метафора «козел отпущения» означает человека, на которого возложили ответственность за действия других людей, чтобы скрыть причины неудачи и настоящего виновника.

Очевидно, что мама – идеальный козел отпущения, причем для любого человека. Все наши проблемы можно свести к нерешенным задачам одного из жизненных этапов, на котором мама:

1) была и «накосячила»;

2) отсутствовала и поэтому «накосячила».

Обвинять маму во всем – ну или во многом – универсальная традиция. Но давайте попробуем ответить на вопрос: почему? Почему во всех проблемах чаще всего обвиняют маму?

В поисках ответа на этот вопрос нам понадобится «спуститься» к самому началу нашей жизни. К нашему младенчеству, когда мама была МАМОЙ. Она была всем – вселенной, универсумом, самой жизнью.

Но в жизни ребенка были ситуации, когда мамы рядом не было. И в определенном возрасте, согласно взглядам Д.В.Винникота, у детей появляется так называемый переходный объект – предмет, который создает в отсутствие матери ощущение, что она рядом.

Это позволяет ребенку успокоиться, достичь комфорта, не чувствовать себя брошенным, отверженным или нелюбимым. У каждого из нас в детстве было нечто – маленькая подушечка, мягкая игрушка, являвшаяся заместителем мамы и обеспечивавшая нам возможность выстоять в борьбе с одиночеством и ненужностью.

Такой объект – отражение нашей вечной попытки сохранить иллюзию, что с нами рядом находится добрая, поддерживающая, успокаивающая мать. Мать, на которую всегда можно опираться.

Согласно взглядам психоаналитиков, и в более позднем, например, подростковом возрасте, можно обнаружить производные, или дериваты первоначальных переходных объектов. Эти переходные объекты, или, в более широком смысле феномены, одновременно воспринимаются как «мои» и как «не мои».

Переходные объекты и феномены играют важную роль в процессе сепарации-индивидуации, облегчая приспособление ребенка к тому, что он испытывает амбивалентные чувства к матери. И самое главное – эти объекты играют важную роль в процессе формирования нашего Я.

Каждому в процессе развития необходимо сформировать устойчивую идентичность, включающую «образ Я» и «образ Другого», который «не-Я», а также представления о мире, о реальности, которые могут меняться.

И когда реальность неустойчива, когда вокруг все рушится, когда все привычное превращается в свою противоположность, когда вокруг кризис и нестабильность, вновь актуализируется вопрос опор в нашей жизни.

Почему же именно мать становится местом «слива агрессии» в терапии, когда клиент начинает менять себя и свою жизнь, когда, как в песне, «часто простое кажется вздорным, черное – белым, белое – черным»?

Мне кажется, что мать в процессе терапии становится своеобразным «инвертировнным переходным объектом». Если в детстве ребенок ищет что-то во внешнем мире – что-то, куда он может спроецировать хорошую, заботящуюся часть матери – то во взрослом возрасте, наоборот, мать зачастую превращается в объект, на который проецируется вся боль, печаль и несправедливость, которую пришлось пережить, или, скорее, испытать человеку на протяжении всей жизни.

В ходе терапии поиск связи актуального переживания, актуальной ситуации с прошлыми переживаниями почти неизменно приводит нас к детству. А там – мама…

Смещение агрессии на материнскую фигуру в терапии выполняет важную терапевтическую задачу. Если бы человек осознал, что именно он сам является причиной большинства своих бед, количество аутоагресии бы зашкалило и привело к коллапсу.

Ведь основные защиты позволяют смещать на других и ответственность, и вину, и стыд, дают возможность за «очищать» себя за счет катарсической проекции.

И поэтому хорошая терапия позволяет человеку воспроизвести картину расщепленного мира, которая в итоге сводится к простой дихотомии (я хороший – мама, она же мир, плохая), затем увидеть элементы «хорошести» в маме, а «плохости» в себе, а потом, в процессе длительной работы, осознать, что так случилось, у мамы были свои резоны и мотивы, сложности и проблемы, и прошлое, в общем-то, уже не изменишь. Но есть что-то, что все еще можно изменить. Это Я САМ или Я САМА.

И так как за время терапии мы уже осознали, что нет абсолютно хороших и абсолютно плохих объектов, тотальная агрессия к матери, обида, ярость, презрение медленно трансформируются – у кого-то в тепло и благодарность, у кого-то в понимание, у кого-то в согласие и смирение. Мать из «инвертированного переходного объекта» становится тем, кем всегда была – просто человеком.

А мы можем злиться, сохраняя при этом энергию для творчества, и обижаться на кого-то, понимая, что вновь попались на удочку «неподписанного договора о любви», стыдиться без оцепенения и окаменения, немножко завидовать.

 А главное – любить, радоваться, работать, поддерживать искренние отношения, чувствовать все, что происходит. Мы можем наконец стать взрослыми.

И перестать считать маму источником всех бед.

Потому что в каком-то возрасте нам уже не нужен плюшевый медвежонок, спасавший нас от одиночества и страха.

А в какой-то момент нам перестает быть нужна мать – монстр, мать – исчадие ада, мать – источник мирового зла.

Перефразируя Жана-Поля Сартра: «Важно не то, что сделала мама со мной, а то, что я сам в процессе терапии сделал из того, что она сделала со мной».

Она дала мне жизнь – и я сам должен взять ответственность за эту жизнь и наполнить ее смыслом. И идти дальше.

Метки: Материнство, Психотерапия, Детско-родительские отношения,

Комментарии для сайта Cackle

Читать по теме:

Значение первого опыта госпитализаций в психиатрический стационар для последующей реабилитации

Значение первого опыта госпитализаций в психиатрический стационар для последующей реабилитации

27.04.2017
400
Клинический психолог Елена Леонтьева: "Первые опыты госпитализаций в психиатрический стационар имеют большое значение для последующего лечения, отношения пациента к болезни и вообще становятся краеугольными камнями в биографии человека".

Метки: Психотерапия, Случаи из практики психотерапии,

Милое чудовище

Милое чудовище

26.04.2017
13533
Психолог Катерина Мурашова: "Я человек непугливый, а уж на приеме пугаюсь совсем редко — слишком много всего видела за четверть века практики. Но, как всем известно, не бывает правил без исключений."

Метки: Психотерапия, Неблагополучная семья, Трудное поведение, Детско-родительские отношения, Случаи из практики психотерапии,

Классический психоанализ Карла Юнга

Классический психоанализ Карла Юнга

24.04.2017
2085
Психотерапевт Михаил Литвак: "В каждом из нас, считал Юнг, существует некое начало противоположного пола, которое мы не осознаем. Юнг назвал начало Душой: в мужчинах женское начало – Анима, а в женщинах мужское начало – Анимус. Формируется этот образ в детстве, и на него большое влияние оказывают родители, на мальчика – мама, на девочку – папа. Когда люди вырастают, то этот неосознаваемый образ переносится на любимых людей и партнеров."

Метки: Психотерапия,

Тренажерный зал VS кабинет психолога. Доходчиво про психотерапию

Тренажерный зал VS кабинет психолога. Доходчиво про психотерапию

20.04.2017
1611
Гештальт-терапевт Арсений Володько: "Психотерапия - это не только то время, которые вы провели в кресле у психолога. Большинство людей знает, что мышцы не растут во время тренировки. Психотерапия - это вся внутренняя работа, которая происходит от встречи к встрече. Вы о чем-то думаете, переживаете, анализируете, отвечаете на вопросы. Встречи в кабинете поддерживают эту работу на определенном уровне интенсивности."

Метки: Психотерапия,

"Меня били - и ничего, человеком вырос"

"Меня били - и ничего, человеком вырос"

19.04.2017
4629
Экзистенциальный психотерапевт Екатерина Бойдек: "Я слышала эти истории не раз. Как это было всегда неожиданно. Как нельзя было никак предотвратить и защититься. Как нельзя было плакать, жаловаться и вообще что-то чувствовать. Истории про то, как били родители."

Метки: Домашнее насилие, Неблагополучная семья, Психическая травма, Детско-родительские отношения,

Как воспитывать ребенка, чтобы он не вырос жестоким. Инструкция

Как воспитывать ребенка, чтобы он не вырос жестоким. Инструкция

18.04.2017
2442
Насильник — единственный, кто на самом деле ответственен за произошедшее. Так почему насильников так много и как с этим быть? Детский клинический психолог и игротерапевт Ирина Катин-Ярцева объясняет, откуда берется склонность к насилию и как воспитывать ребенка, чтобы он не вырос жестоким.

Метки: Воспитание, Трудное поведение, Детско-родительские отношения,

Три возраста в жизни и терапии

Три возраста в жизни и терапии

18.04.2017
2979
Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: "Психологическая взрослость приходит после разочарования юности. Юношеские, во многом идеальные представления о себе и мире, в норме подвергаются деидеализации. Благодаря этому процессу становится возможной встреча с реальным собой и реальным миром."

Метки: Кризис среднего возраста, Психотерапия, Личность, Экзистенциальный кризис, Психологический кризис, Смысл жизни,

О тех, кого рано лишили детства. И взрослости тоже

О тех, кого рано лишили детства. И взрослости тоже

14.04.2017
12722
Екатерина Бойдек, экзистенциальный психотерапевт: "Есть такие дети, которые слишком рано повзрослели. Повзрослели потому, что не было рядом с ними надежных взрослых, родителей, на которых можно положиться. Пьющий, непредсказуемо, то пьяный, то трезвый папа. Инфантильная мама, не способная к принятию решений, вечно обижающаяся, перекладывающая на ребенка ответственность за свое состояние."

Метки: Инфантильность, Психическая травма, Психологические защиты, Детско-родительские отношения,

Что со мной не так?

Что со мной не так?

11.04.2017
6938
Семейный психолог Дарья Грошева: "Клиентка, 30 лет: "Я вообще начинаю думать, что со мной что-то не то. Этот человек, с которым я прожила столько лет, он выбрал себе в итоге такую страшилу, я в шоке. А остальные как будто не заинтересованы во мне как в женщине. Да и правда наверное, мне же уже 30 лет, я объективно никому не нужна".

Метки: Одиночество, Психотерапия, Женщины,

Почему не работают разговоры "по Гиппенрейтер"

Почему не работают разговоры "по Гиппенрейтер"

11.04.2017
6791
Экзистенциальный психотерапевт Екатерина Бойдек: "Сейчас я понимаю, что не работало. Во-первых, хотя внешне пыталась изобразить эмпатию и сочувствие, внутри было совсем другое: желание поменять состояние ребёнка. Я не выдерживала его грусть, его горе, хотела немедленно их убрать. Я говорила вслух "ты грустишь", а про себя практически билась в истерике "прекрати так чувствовать, это невыносимо, поменяйся немедленно!". И, конечно, мой чувствительный сын считывал именно это."

Метки: Воспитание, Детско-родительские отношения,

Психотерапия пограничного клиента

Психотерапия пограничного клиента

09.04.2017
4674
Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: "Пограничные клиенты будут регулярно нарушать Ваши профессиональные и личные границы, чаще всего следующими способами: пытаться превратить терапевтические отношения в дружескую или любовную связь; задерживать время терапии любой ценой; отказываться покидать кабинет после окончания сеанса; не оплачивать встречи; предпринимать откровенные попытки соблазнить терапевта...

Метки: Психотерапия, Пограничное расстройство личности, Границы,

Сила семьи

Сила семьи

08.04.2017
3119
Гештальт-консультант Наталия Спирина: "Большое влияние на наши отношения с женами и мужьями, и с детьми тоже, имеют отношения с предшествующими супругами или партнерами. Удалось ли нам расстаться с ними, что называется по-хорошему, сохранив человеческое отношение друг к другу?"

Метки: Семья, Детско-родительские отношения, Случаи из практики психотерапии, Семейные расстановки,

О противоречивости клиент-терапевтических желаний

О противоречивости клиент-терапевтических желаний

07.04.2017
3699
Психотерапевт Ирина Млодик: "Наши клиенты хотят: регулярно получать четкий и недвусмысленный ответ на вопрос: как им жить и что делать, но при этом все решать и делать самим. Стать нашими друзьями, ожидая, что и в дружбе мы будем добровольно, бесплатно и регулярно столько же времени их участливо слушать."

Метки: Психотерапия,

Родители-рабы

Родители-рабы

05.04.2017
16379
"Ты лучший", "все будет хорошо", "все получится" - многие мамы считают, что должны непрерывно это озвучивать, иначе ребенок потеряет мотивацию. Сначала он чуть что будет прибегать к вам, чтобы вы утешали его и подбадривали, но вскоре у него может появиться к вам ненависть. Окажется, что вы его обманули, вы не авторитетная фигура в большом мире, вы обычная домохозяйка, не уважаемая в социуме. Это все равно как если бы он вдруг узнал, что является чемпионом мира в пределах вашей кухни и все смеются над его кубками из бумаги."

Метки: Воспитание, Инфантильность, Детско-родительские отношения,

Кто такие токсичные родители: проблема постсоветского пространства

Кто такие токсичные родители: проблема постсоветского пространства

04.04.2017
7037
Клинический психолог Юлия Лапина: "Токсичные родители – это вообще про тонкие материи. У нас в обществе пока что не до конца табуировано даже физическое насилие по отношению к детям, а тема о вербальном насилии и уж тем более о токсичных манипуляциях – вообще что-то из рубрики «их нравы» (читай – зажрались)."

Метки: Депрессия, Психическая травма, Психологическое насилие, Детско-родительские отношения,

Заземление в жизни и психотерапии

Заземление в жизни и психотерапии

03.04.2017
3683
Психолог Борис Дробышевский: "Мужчина 28 лет обратился за психологической помощью вследствие проблем с выражением агрессии и отстаивания собственного мнения. На вид – худощавого астеничного телосложения, в процессе терапии нередко жаловался на общую апатию и отсутствие физических сил. В процессе работы всплыли эпизоды из детства, когда в возрасте 5 лет отец приходил домой пьяный...

Метки: Психотерапия, Ресурсы , Случаи из практики психотерапии, Телесно-ориентированная терапия,

Как воспитывать сына (для женщин)

Как воспитывать сына (для женщин)

02.04.2017
5799
Психолог Павел Зыгмантович: "Начнём с главного – мальчик, растущий без отца, вовсе не обязательно станет «каким-то не таким». Это распространённый страх, но рациональных оснований у него немного. Мальчики из полных семей в массе своей не отличаются от мальчиков, растущих без отцов".

Метки: Воспитание, Детско-родительские отношения,

У счастливых родителей счастливые дети

У счастливых родителей счастливые дети

01.04.2017
4105
Гештальт-терапевт Марина Цветкова: "На приеме женщина рассказала о сильной эмоциональной привязанности к сыну. Она посвятила ему жизнь: воспитывала, работала не покладая рук, отказывала себе во всем. А в ответ - лишь его раздражение. «Сын терпит меня, потому что я даю ему деньги», - жалуется несчастная мать. В ходе беседы выясняется...

Метки: Психотерапия, Семья, Детско-родительские отношения, Эмоциональная зависимость, Случаи из практики психотерапии,

Токсичная мать: неужели она нарочно?

Токсичная мать: неужели она нарочно?

30.03.2017
8859
Клинический психолог Юлия Лапина: "После общения с токсичной матерью уже взрослой дочери формально нечего сказать, но после фразы вроде «ой, ну конечно ты можешь ехать в отпуск с этим парнем, мне уже нужно привыкать быть одной, кому нужна старая больна мать, это понятно» - ощущения не из приятных. Вина - эффективный метод кнута, но токсичный для обеих сторон."

Метки: Чувство вины, Обида, Манипуляции, Детско-родительские отношения,

Роман с тенью: что делать, если ваша жизнь стала бессмысленной

Роман с тенью: что делать, если ваша жизнь стала бессмысленной

28.03.2017
3434
Психотерапевт Мария Кудрявцева: "Вот типичный пример: Ира — обыкновенная девочка «из хорошей семьи». Профессия экономиста всегда казалась скучной, но мама настаивала, что это денежно и престижно. С будущим мужем и то папа познакомил. Конечно, тогда она была молодой и глупой, а родители – мудрыми и желающими ей только добра и она им очень благодарна, но ведь привычку оглядываться на мнение окружающих так же привили родители."

Метки: Психотерапия, Личность, Экзистенциальный кризис, Случаи из практики психотерапии, Смысл жизни,

Вопросы, помогающие вернуть клиенту ответственность за терапию

Вопросы, помогающие вернуть клиенту ответственность за терапию

27.03.2017
9328
Психолог Галина Носкова: "Часто клиенты, обращающиеся за психологической помощью, видят психолога в качестве волшебника, способного за несколько встреч, а то и за одну!, решить проблемы, копившиеся годами, при этом порой не возникает и мысли, что они сами должны работать, меняться, отвечать за результат терапии."

Метки: Психотерапия,

Биполярное расстройство: вопросы психиатру

Биполярное расстройство: вопросы психиатру

27.03.2017
3331
Субъективно биполярное расстройство ощущается как перепады настроения, однако ими расстройство не ограничивается. «Качели» настроения сопровождаются изменениями аппетита, длительности сна, скорости речи, нарушаются социальные связи. Страдающие расстройством способны сорить деньгами, ввязываться в опасные авантюры, вступать в беспорядочные сексуальные контакты, злоупотреблять психоактивными веществами, вести себя агрессивно.

Метки: Биполярное расстройство, Психотерапия,

Спасительно-разрушительная сила детской клятвы

Спасительно-разрушительная сила детской клятвы

26.03.2017
2537
Психотерапевт Ирина Млодик: "И в этот момент, когда она предельно уязвима, раздавлена катастрофой, звеняще одинока, она дает себе нерушимую детскую клятву: "Я так никогда не поступлю! С моими детьми никогда такого не случится!"

Метки: Личность, Детско-родительские отношения,

Про детские психотравмы и взрослых невротиков

Про детские психотравмы и взрослых невротиков

24.03.2017
16389
Психолог Михаил Лабковский: "Многие считают себя интровертами. На самом деле интровертами они были не всегда. Просто в детстве они пытались поделиться с мамой и папой своими секретами и тут же выяснили, что это никому не интересно (услышали про некогда, отстань и не морочь мне голову)."

Метки: Невроз, Психическая травма, Детско-родительские отношения,

Страх отношений как запрос на работу с психологом

Страх отношений как запрос на работу с психологом

22.03.2017
3049
Дарья Грошева, семейный психолог: "Разрыв с партнером мучителен и болезненно переживается, даже для того, кто был сам инициатором. И эту боль нужно пережить, дать ей место нахлынуть и отступить, дать время попрощаться с человеком и тем, что он принес в нашу жизнь. Но фраза “Он (она) бросил меня” закрепляет позицию жертвы, что сильно затрудняет новый опыт, ведь жертва не может выбирать, ей можно только терпеть."

Метки: Страх, Отношения, Одиночество, Психотерапия,

Как выбрать психотерапевта?

Как выбрать психотерапевта?

21.03.2017
2626
Зачем ходить к психотерапевту? В чем отличие психотерапевта от психолога? Кто такой психиатр? А психоаналитик? Насколько психотерапия эффективна? Бывает ли так, что психотерапевт хороший, но «не подходит»? В статье приводятся ответы на эти и другие распространенные вопросы читателей.

Метки: Психотерапия,

Как вырастить уверенного в себе ребенка

Как вырастить уверенного в себе ребенка

19.03.2017
19393
Психотерапевт Ирина Млодик: "Уверенный ребенок – ребенок, знающий свои права. Права – это основа достоинства. Человек, лишенный прав - подавленный, послушный - лишен и достоинства. Знать свои права полезно, потому что это позволяет уважать и чужие права. Это хорошая профилактика жертвенной позиции, из которой потом трудно выбраться".

Метки: Воспитание, Детско-родительские отношения,

Эмоциональный инцест

Эмоциональный инцест

16.03.2017
5927
Гештальт-терапевт Мария Гаспарян: "Эмоциональный инцест имеет место, когда отношения между родителем и ребенком (эмоциональные, не сексуальные) становятся похожи на отношения между двумя супругами, только вот, учитывая незрелость ребенка, это односторонние отношения, в которых родитель эмоционально «подпитывается» от ребенка, а ребенок, в итоге, чувствует ответственность за благополучие родителя".

Метки: Чувство вины, Созависимость, Психологическое насилие, Детско-родительские отношения, Эмоциональная зависимость,

Мертвый внутренний ребенок: история одной терапии

Мертвый внутренний ребенок: история одной терапии

14.03.2017
15817
Психолог Людмила Колобовская: "Клиентка, молодая привлекательная девушка, пришла на консультацию с проблемой депрессивного состояния. Жизнь не ладилась, последнее время она все время плакала, и первые два часа работы были совершенно "мокрыми". Приближаясь к настоящей проблеме терапии, произошел эпизод."

Метки: Депрессия, Психотерапия, Психическая травма, Случаи из практики психотерапии,

Автобиография – путь к уверенности и успеху

Автобиография – путь к уверенности и успеху

13.03.2017
2433
Клинический психолог Любовь Кириллова: "Человек настолько не знает и не понимает себя, настолько думает «клочками», что приходит к психологу послушать о себе, собрать полную картинку. И когда ему из его же фактов демонстрируешь его уникальность и неповторимость – он удивляется."

Метки: Уверенность, Психотерапия, Личность, Случаи из практики психотерапии,

Интервью недели

Нарциссизм: ужас золотой середины

Нарциссизм: ужас золотой середины

Мы привыкли ставить знак равенства между нарциссизмом, эгоизмом и самовлюбленностью, но все ли так просто?

Ирина Млодик

Психотерапевт

Поделиться

Метки

...