Созависимые отношения: советы психолога

29 декабря 2015
1053
Ия Цой.jpg  Ия Сергеевна Цой

  Психолог, специалист в области семейной психотерапии 

  





PT: Ия Сергеевна, можете дать медицинское или (и) психологическое определение созависимых отношений?  

Ия Сергеевна: В психологии нет точных определений, все они носят конвенциональный характер (то есть, как договоримся, так и будем называть). Нет единого официального определения и у такого сложного явления, как созависимость. В психиатрии оно также отсутствует, поскольку проблема эта находится, в общем, вне сферы её компетенции.

Поэтому я перечислю основные черты созависимых отношений, или созависимого поведения, которые выделяют специалисты, занимающиеся этой проблемой.

Во-первых, это чрезмерная поглощённость жизнью другого человека, настолько, что созависимый в значительной степени начинает пренебрегать собственными интересами, проблемами; его интересуют лишь обстоятельства жизни партнёра (это может быть супруг, возлюбленный, но также и ребёнок, или родитель).

Вторая определяющая черта созависимости — поведение этого самого партнёра. Оно обязательно является нездоровым. Часто он, в свою очередь, имеет какую-то зависимость. Например, алкоголь, наркотики, игра, какие-либо неадекватные поступки (регулярно совершаемые) и прочее.

Помните, Лев Толстой писал, что все счастливые семьи счастливы одинаково, а все несчастливые — по-своему? Так вот, если партнёр здоров, не в смысле отсутствия болезни как таковой, а в психологическом понимании, т. е.: всё у него нормально, он живёт полной жизнью, справляется с трудностями, не мучает окружающих, более-менее удовлетворён в основных потребностях, то зависеть от него вряд ли получится.

А вот если он такой весь из себя несчастный, что «никто его не понимает», и он «вынужден», например, уходить в запой, дебоширить и далее по списку, то тут, как правило, и находится «родственная душа», которая будет страдать и мучиться вместе с ним, а иногда даже и за него.

22.jpg


PT: Можно ли считать эмоциональную или сексуальную зависимость от человека — созависимостью?

Ия Сергеевна: Думаю, что нельзя, потому что при данном раскладе партнёр может быть каким угодно, то есть отсутствует второй признак созависимости. Ведь приставка «со-» как раз и обозначает, что один зависит вместе с другим.

Так что, в данном случае, следует говорить именно об эмоциональной или сексуальной (если это возможно разделить) зависимости.

Хотя, безусловно, общие черты есть: это первый из приведённых выше признаков, то есть та самая болезненная поглощённость.


PT: С какими типами созависимых отношений вам приходится чаще сталкиваться в своей практике? Я правильно понимаю, что это в основном родители подростков?

Ия Сергеевна: Очевидно, Вы имеете в виду типологию по субъектам, т. е. какие именно люди чаще обращаются по поводу созависимости.

Да, в моей практике чаще встречались детско-родительские пары или триады. Реже — супружеские. Я не знаю, отражает ли это какие-то общие тенденции, для этого надо иметь статистику, а в нашей стране, насколько я знаю, в настоящее время таких масштабных научных исследований не проводится.

Но это не только подростки. Иногда бывают и вполне взрослые люди, родители которых переживают за них и хотят вылечить.

Но я не скажу, что ко мне массово обращаются родственники зависимых, нет, скорее это какие-то отдельные случаи. Мне представляется, что с такой проблематикой в основном-то у нас принято ходить по медицинским инстанциям.


PT: Если да, то как вы думаете почему семейные пары обращаются реже? Я имею ввиду жен алкоголиков, наркоманов и игроманов?

Ия Сергеевна: Как я уже сказала, статистики у меня нет, поэтому я не могу сказать, реже или чаще это происходит у других коллег.

Однако, на основании своего опыта и знаний я могу предположить, что в настоящее время супружеские отношения, вероятно, всё же имеют меньшую ценность в глазах людей. Ведь есть относительно простой выход — развод, и я думаю, люди довольно часто им пользуются. Немаловажную роль здесь сыграла эмансипация: согласитесь, современная женщина, в большинстве случаев способна содержать не только себя, но и детей. Впрчем, исключений разного рода тут тоже достаточно.

Что же касается детско-родительских отношений, то, как отмечают семейные психологи, наша современная культура является детоцентристской. То есть, дети вызывают в нашем социуме гораздо больше внимания и сочувствия, чем взрослые. И это можно отчётливо видеть в массовой культуре: возьмите рекламу, фильмы, сериалы. Всюду транслируется, что роль матери неизмеримо важней, чем роль жены. Что супруга можно поменять, а ребёнок — это святое (я это констатирую без оценки).

На мой взгляд, это подкрепляется ещё и тем, что детско-родительские отношения в современном мире гораздо определённей супружеских. Говоря простым языком, в них понятно, кто что должен делать. Родитель — заботиться, ребёнок — принимать эту заботу. И, если посмотреть правде в глаза, в наше время количество семей, состоящих только из одного родителя и детей (ребёнка) едва ли не больше, чем тех, где присутствуют оба супруга.


PT: Есть наблюдение, что дочери алкоголиков зачастую выбирают в мужья алкоголиков. Не осознанно, может быть даже муж запил не сразу. Если смотреть в таком ракурсе — не провоцирует ли сама, созависимая жена, пагубное пристрастие мужа неким неосознанным поведением?

Ия Сергеевна: Да, есть такое наблюдение, оно подтверждается многочисленными случаями.

Я не стала бы здесь говорить о провокации, поскольку для меня это звучит как некое обвинение в сторону женщины. А системная семейная терапия постулирует, что вклад партнёров в отношения равнозначен, хотя может проявляться в весьма разной форме.

И само взаимодействие рассматривается не как линейное (стимул-реакция), а как циклическое, т. е. важно не «кто первый начал», а то, как поступки людей формируют отношения и как эти отношения, в свою очередь, влияют на их дальнейшие поступки.

Скорее, я бы здесь говорила о привычных моделях отношений в семье, которые воспроизводятся в последующих поколениях. Ведь эти люди и нашли, вероятно, друг друга неслучайно. Что-то их изначально друг в друге привлекло. Довольно часто мы ищем в партнёрах родительские образы. Как Вы правильно заметили, на бессознательном уровне.


PT: Процесс лечения включает в себя работу с обеими сторонами?

Ия Сергеевна: В Вашем вопросе есть некоторая неточность. Психологи не лечат, этим занимаются медики. Скорее, мы помогаем людям перестроить свою жизнь таким образом, чтобы они меньше страдали.


PT: Если да, то что делать, если зависимый член семьи отказывается лечиться?

Ия Сергеевна: Ну, как мы уже сказали, с поправкой: не лечиться, а участвовать в процессе психотерапии.

Это очень важный вопрос. И один из самых тяжёлых.

Если мы говорим о начальном этапе, когда стало понятно, что проблема есть — не ждать пока зависимый член семьи «соизволит», а обращаться к специалисту самому.

А дальше общая рекомендация — перестать играть в эту игру, перестать работать спасателем. Заняться собой, начать строить свою жизнь отдельно.

Но дело в том, что эта рекомендация не всегда выполнима. И, возможно, она не во всех случаях является этичной. Зачастую человеку необходимо время, чтобы принять то, что происходит, принять своё бессилие (а это — одно из самых тяжёлых ощущений), пережить потерю (в каком-то смысле) близкого человека и отпустить его в отдельную жизнь.

Однако повторюсь, что всё очень индивидуально, и не в каждом случае такая рекомендация уместна. Иногда всё, что ты можешь — это разделить с человеком его горе.


PT: В чем заключается работа с созависимым и зависимым членом семьи?

Ия Сергеевна: С созависимым, как я уже сказала, это работа на принятие им идеи «отдельности» другого человека, своего «невсесилия», восстановление своей идентичности, поиск других смыслов, вне этого другого человека.

Вообще, этого может оказаться достаточно для исцеления всей системы, поскольку отношения влияют на людей, а они в результате терапии неизбежно становятся другими.

А дальше, когда в этой новой системе зависимому станет некомфортно продолжать своё поведение, у него может появиться стимул обратиться к специалисту уже самостоятельно. Тут может быть много разнообразной работы, но начинаем мы, как правило, с мотивации. Главный вопрос: «Чего ты хочешь?» Не твоя мама, жена или учительница Мариванна, а ты сам? И как твоё поведение помогает или мешает тебе этого достичь?

Вы, конечно, правы в том, что работа с созависимым часто не менее важна, чем с самим аддиктом.


PT: Сколько примерно времени нужно для разрешения проблемы?

Ия Сергеевна: Тоже очень сложный вопрос, поскольку всё индивидуально, и здесь задействовано слишком много факторов.

И потом, что считать решением проблемы? Если это избавление жены от мужа-алкоголика, то для принятия решения о разводе может хватить и часа (если она, например, уже достаточно от него устала). А если у нас запрос на «выращивание» взрослой личности из инфантильной, то на это могут уйти годы.


PT: Какие виды психологической помощи наиболее эффективны?

Ия Сергеевна: Вопрос сравнительной эффективности методов психотерапии — один из самых дискутируемых в нашей профессиональной среде.

Проведено множество исследований в этой области, однако единые и легитимные критерии до сих пор не выработаны.

Недавно мне попалась любопытная статья, где на основании экспериментальных данных доказывалось, что важны не столько методы, сколько личность психолога. Я склонна с этим согласиться. И ещё, на мой взгляд, важную роль играет совместимость конкретного психолога и конкретного клиента. Необходимым условием успешного исцеления является их достаточно устойчивый альянс, а на его формирование влияют различные факторы, и не все из них зависят от специалиста.


PT: Насколько эффективен гипноз?

Ия Сергеевна: Гипноз, как один из суггестивных методов, был популярен в Европе в дофрейдовские времена, и в Советском Союзе до 90-х годов прошлого века.

Сегодня мода на него прошла. Конечно, наверняка и сейчас есть коллеги, успешно практикующие данный метод, но, опять же, эффективность его сильно зависит от того, в чьих он руках. Тут, пожалуй, уместна была бы аналогия с хирургом и скальпелем — что больше влияет на исход операции?

Во всяком случае то, что гипноз не панацея, я думаю, очевидно.


PT: Если психологическая работа была успешной, стоит ли опасаться рецидивов? Что делать в целях профилактики?

Ия Сергеевна: Если была успешной, то не стоит. А если рецидивы возникли, значит, была неуспешной.

Но вообще, как правило, те открытия или прозрения, которых достигает человек в процессе психотерапии*, они же никуда не деваются. Если только человек не страдает потерей памяти, они останутся при нём и уже не позволят вести прежний образ жизни.

В целях профилактики — жить осознанно, понимая свои цели и свои ограничения, не тратить энергию на то, что не приносит результата, например, на попытки управлять жизнью другого человека.
 

PT: Что вы порекомендуете нашим читателям, которые попали в созависимые отношения?

Ия Сергеевна: На этот вопрос я, в основном, уже ответила выше. Если не можете справиться с этим самостоятельно, то помощь психолога — хороший выход.



*Примечание: в данном тексте под психотерапией имеется в виду немедикаментозная, т. е. работа с психологом.  

Комментарии для сайта Cackle

Читать по теме:

Оставьте привычку догадываться о настроении других людей

Оставьте привычку догадываться о настроении других людей

03.11.2016
8548
Психотерапевт Полина Гавердовская: "Доверяйте своему переживанию дискомфорта. Если вами манипулируют, это нередко похоже на сосущее чувство в груди или в животе, а иногда это сразу ощущается как головная боль. Держитесь подальше от таких отношений и ситуаций."
Особенности проявления агрессии у созависимых

Особенности проявления агрессии у созависимых

28.09.2016
8365
Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: "Зависимость очень легко спутать с привязанностью, так как грань между ними очень тонка. В случае зависимости привязанность становится чрезмерной, навязчивой, патологической, а объект привязанности начинает выполнять смыслообразующую функцию, жизнь без него представляется для зависимого невозможной".
«Семейное захватничество»: родители, которые «убивают» своих детей

«Семейное захватничество»: родители, которые «убивают» своих детей

25.09.2016
15069
Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: "Основные черты клиента, ставшего жертвой «семейного захватничества» — сложность в установлении близких контактов с людьми из «внешнего мира»; настороженное отношение к миру; неспособность расслабиться; убеждение, что отдых необходимо заслужить тяжелой работой; навязчивое желание постоянно что-то делать; большое количество долженствований, интроектов; высокий уровень требовательности к себе."

Отпусти меня

Отпусти меня

17.09.2016
6290
Психолог Геннадий Малейчук: "Распространенная ситуация созависимых отношений, в которых один из участников пары – клиент, уже достаточно «созрел» для понимания невозможности «так дальше жить», но при этом не может решиться на самостоятельный шаг и обращается за профессиональной помощью к терапевту. Запрос же чаще всего звучит как невозможность сделать выбор".
Комплементарный брак: детско-родительские отношения у супругов

Комплементарный брак: детско-родительские отношения у супругов

07.09.2016
14385
Психолог Геннадий Малейчук: "Такие браки изобилуют страстями, уровень накала эмоций в них гораздо выше, чем в других браках, а отношения, начиная с первой встречи, обретают качества роковых. Эмоциональные связи между партнерами чрезмерны и по силе привязанности могут конкурировать с кровно-родственными отношениями."
Уйти или остаться?

Уйти или остаться?

25.08.2016
2704
Сама мысль о том, чтобы расстаться разрывает душу и причиняет невыносимую боль. Удивительное, что этот животный страх быть оставленной, покинутой, брошенной никакого отношения к мужчине не имеет. Это травма детства, чаще очень раннего.
Выгоды от кошмара, или о том, почему они никогда не разведутся

Выгоды от кошмара, или о том, почему они никогда не разведутся

18.06.2016
18370
В этом мире взаимоотношения в каждой конкретной паре комплиментарные: «Там где один ВЫгибается, там же второй ПРОгибается». Люди могут жить в неудовлетворительных отношениях десятки лет. И никогда не разведутся. Почему так происходит? 

Поделиться